Суд вынес приговор жительнице Людиново, забившей до смерти приёмную дочь

Суд вынес приговор жительнице Людиново, забившей до смерти приёмную дочь

В среду, 5 апреля, Калужский областной суд вынес приговор 28-летней жительнице Людиново Надежде Цуриковой, которую обвиняли в истязании и убийстве с особой жестокостью 4-летней приёмной дочери Анжелики Симаковой.

Трагедия произошла в сентябре 2016 года. Смерть девочки наступила в результате черепно-мозговой травмы, сопровождающейся множеством иных ран, ушибов и кровоизлияний. Следователи насчитали на теле ребёнка около 70 следов от ударов. Часть из них была нанесена деревянной шваброй.

После смерти Анжелики Цурикова вместе с мужем вывезла тело ребёнка в лес, где они закопали его. Затем супруги отправились в полицию и сообщили, что их приёмная дочь ушла из дома и пропала. Однако следователи сразу обнаружили нестыковки в показаниях Цуриковых и довольно быстро добились от них правды.

Свидетели, среди которых – муж осуждённой, их старший сын, а также старший брат Анжелики, – утверждают, что Цурикова избивала девочку регулярно на протяжении года. Однако сама подсудимая это отрицает, утверждая, что свидетели оговаривают её. Виновной в убийстве Надежда себя также не признала.  

— Признаю себя виновной в нанесении побоев, в том, что ставила её в угол, — сказала  Цурикова на судебном следствии. – Где-то, может, не так отнеслась к ней. Я всегда уделяла Лике очень много внимания. Она всегда со мной была. Читать мы с ней читали, играть – играли. То, что она просила, я старалась выполнять по мере возможностей. Убивать её я не собиралась! Просто с горячки какой-то… Я не знаю… Это не оправдание, но я не хотела! Так, к сожалению, получилось.

Своё «горячечное» состояние приёмная мать объясняла тем, что на руках у неё было двое малышей – её собственный сын и младший брат Анжелики Максим. К тому же, по словам Надежды, Лика была очень сложным в психологическом плане ребёнком. Добавила трудностей и новая беременность: на момент совершения преступления Цурикова была на 5-м месяце.

— С детьми я находилась постоянно одна. Беременность проходила тяжело. Я неоднократно лежала в больнице. Приходилось уходить из больницы, потому что муж говорил, что не справляется с детьми. Это был ужас! – жаловалась она во время судебного следствия. – Я и в органах опеки об этом говорила: что мне  с Ликой очень тяжело, что у меня куча детей и муж не помогает – но меня все игнорировали. Ответили: «Мы тебе её не для этого давали, чтобы ты её потом возвращала». Меня не слышали и не слушали!  

Адвокат настаивала на том, чтобы действия её подзащитной были квалифицированы не как убийство, а по части 4 статьи 111: «Причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшее по неосторожности смерть», – с назначением минимально возможного наказания.  

– Причастна ли она к убийству и было ли это убийством, для меня осталось неподтверждённым фактом, — сказала на суде защитник Надежды Цуриковой. – Я считаю, что как такового убийства не было. Максимум, что здесь могло быть, это ч. 4 статьи 111: «Причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшее по неосторожности смерть».

Адвокат также обратил внимание на то, что у её подзащитной имеется грудной ребёнок – он родился у Цуриковой уже в СИЗО в конце 2016 года. На все судебные заседания она приезжала с сыном.

— На руках маленький ребёнок. Мы видим, какое у Надежды к нему отношение. Между ними хорошая взаимосвязь. Вина за произошедшее лежит не только на ней. Я уверена на 100%: если бы органы опеки своевременно вмешались в эту семью и оказали помощь, данное преступление не было бы совершено.

Перед вынесением приговора подсудимой дали последнее слово. Речь была непродолжительной и заняла меньше двух минут.

— Не желая того, я стала главным героем очень трагических событий, — сказала Цурикова. – Трагедия, которая, по моему мнению, имеет единственного потерпевшего – Максима, самого маленького братика Лики. Мне очень жаль, что в моих тяжких семейных обстоятельствах: состояние беременности, долги, отсутствие помощи и взаимопонимания в семье – я сорвалась, распустила руки, хотя не должна была и не имела такого права этого делать. Мне очень стыдно. Я сожалею и раскаиваюсь, но умысла в совершении убийства у меня не было. Я не желала наступления её смерти. Мою вину перед ребёнком мне не искупить никогда и ничем.

Несмотря на то, что подсудимая виновной в убийстве себя не признала, суд счёл её доводы несостоятельными, а её действия были квалифицированы как убийство, совершённое с особой жестокостью.

– Нанося малолетнему ребёнку многочисленные удары руками и деревянной шваброй по голове, т.е. месту расположения жизненно важного органа – головного мозга – Цурикова понимала, что от её ударов может наступить смерть Симаковой, о чём она сама показала в судебном заседании, — аргументировал судья.

Прокурор просил назначить подсудимой наказание в виде 19 лет лишения свободы в колонии общего режима. Но приговорили её в итоге к 14 годам – наличие грудного ребёнка сыграло свою роль.

Кроме того, Цуриковой придётся выплатить старшему брату погибшей Лики Игорю компенсацию за причинённый моральный ущерб – 800 тысяч рублей. Когда судья озвучил сумму, подсудимая повернулась к опекуну мальчика, которая присутствовала в зале, и, никого не стесняясь, показала ей кукиш.

В законную силу приговор вступит через 10 дней. В течение этого времени осуждённая имеет право обжаловать его в Верховном суде РФ. Воспользуется она этой возможностью или нет, адвокат Надежды Цуриковой пока не знает.

… Приговор убийце Анжелики Симаковой вынесли 5 апреля. А завтра у девочки день рождения: ей исполнилось бы 5 лет.

Фото автора.



Поделитесь с друзьями >>>


Комментариев пока нет, оставьте первый...

Ваш комментарий